Яромир Ногавица

новости |интервью


ИНТЕРВЬЮ
 

Бард Яромир Ногавица: ничто не вечно, ничто не постоянно  
PRAVO, NOVINKY.CZ  - 26. 11. 2017
 

         Недавно вышел Ваш новый альбом «Поруба». Когда у Вас возникло ощущение, что его пора выпустить?

          Я готовился к этому давно, но у меня тут свой подход. Я не думаю заранее о каком-то проекте, о диске. Пишу песни, которые складываю про запас, а когда возникает ощущение, что их уже достаточно и что из них можно создать что-то цельное, начинаю выбирать лучшие для нового диска. У меня никогда не было такого, чтобы я решил выпустить CD и стал сочинять для его песни.

          Несмотря на это, рождение последнего альбома было не совсем обычным. Я начал записывать его уже весной, а потом остановился, подумав, что это было бы в определенной мере искусственно, поскольку я бы его выпустил потому, что обещал. Мне показалось, что для него не хватает нескольких хороших песен. А поскольку я абсолютно свободен как в их сочинении, так и в издании дисков, я этот процесс на время отложил.

          Благодаря этому мне удалось в абсолютно спокойной обстановке написать «Навсегда», «Кто из нас» и закончить «Порубу». Без них у CD не было бы нужной атмосферы.
 

Которая из песен альбома была написала раньше всех?

     Там есть одна очень старая. Так же, как на диске «Странный век» появились «Дикие кони», которым к тому времени было уже десять лет, на этот раз дошла очередь до «Наташи» (песня «Наташа, любовь моя» - прим. переводчика.

     Я написал ее лет двадцать назад, исполнял под гитару, но не включил ни в один из дисков. Просто она была какая-то такая неяркая. А сейчас я решил использовать возможности прекрасного аккомпанемента аккордеониста Роберта Кушмерского и придать ей ностальгическую, несколько русскую окраску. Кроме того, она хорошо вписалась в общее настроение диска.

     Среди старых песен и «Наездники», которым уже пять лет. Я даже хотел указать на обложке дату создания этой песни. Она родилась в то время, когда откуда-то издали начали раздаваться раскаты грома. Потом я ее отложил в сторону, и выпустил только сейчас.
 

Что касается «Наездников», у Вас действительно было ощущение, что Вы когда-нибудь не сможете писать на родном языке, как в ней поется?

     Речь в ней не только о том, что я не смогу писать на своем языке или свободно творить. Эта песня о волнах, которые «накрывают» наш мир. Пять лет назад я увидел на горизонте волну и почувствовал, что ничто не вечно, ничто нам не дается навсегда. Войны начинаются в понедельник после обеда, но нам неизвестно заранее, который из понедельников это будет. И относится это не только к войнам, а касается всей нашей жизни. Все находится в движении, происходят какие-то события, а то, что мы видим сегодня, не вечно. Всегда надо быть активным, чтобы защитить и сохранить свои ценности. Так было и так будет.

     В середине девяностых мы с женой побывали в Париже. Это была наша давняя мечта. Мы прошли его вдоль и поперек, он был прекрасен. Когда мы вернулись туда через пятнадцать лет, это был совершенно другой город, абсолютно иной мир. И снова подтвердилось, что ничто не вечно. Хотя этого бы очень хотелось.
 

В песне «Поруба» Вы возвращаетесь памятью в одноименный остравский район, в мир своей молодости...

     Я там жил с четырех до двадцати трех лет. Эту песню я писал очень долго, такое у меня бывает редко. Я растягивал удовольствие,  ощущая там ритмы хип-хопа. Это гениально подчеркнуло атмосферу ностальгии и воспоминаний. Припев был готов уже года два назад, все остальное приходило постепенно, а закончил я ее вечером буквально накануне записи в студии. Я напряг память и выудил из нее все самое  важное для себя. Больше ничего не скажу, о песнях не стоит много говорить, их надо слушать.
 

Атмосферой порубских дворов насквозь пронизана также песня «Три угловых и пенальти». О футболе поется и в «Порубе». Вы хотели стать футболистом?

     Нет, не хотел.  Я не был таким уж хорошим игроком в футбол. В школьные годы я играл в хоккей в Витковице (район Остравы – прим. переводчика). А потом перешел на рэгби. А вообще я люблю любой спорт.

     Кстати, когда вышел диск, мне позвонили из Порубы. Им понравилась песня «Три угловых…», которая несет в себе атмосферу порубских дворов,  и они сказали, что хотят организовать именно там дворовой футбольный турнир.
 

На диске есть, например, «Наташа», «Empire State» и «Навсегда». Как Вам пишутся песни о любви с учетом Вашего многолетнего опыта выступлений перед публикой?

     Так же, как всегда.  Страсть, тайна и неуловимость – основа любовной лирики. И при этом все равно - пятнадцать вам лет или шестьдесят.
 

В нескольких песнях Вас сопровождает фортепиано. Совершенно очевидно, что оно созвучно Вашему голосу. Поэтому Вы и решили включить исполнение под пианино на новый диск?

     Концерты с Робертом Кушмерским показали, что он не только прекрасный аккордеонист, но и замечательный пианист. Это очень оживляет исполнение. Мы даже как-то взяли сборник моих песен, и то, что я раньше пел только под гитару, попробовали с аккордеоном.  Многое стало гораздо интереснее. У некоторых новых песен мой голос в сопровождении пианино тоже звучит богаче и ярче. Поэтому мы их на диске объединили.
 

Альбом «Поруба» содержит множество воспоминаний. В песне «Мой бархатный пиджак» Вы поете о том, как ходите по Праге и останавливаетсь в местах, связанных с «бархатной» революцией. Вы действительно это делаете?

     Все мои песни – о моей жизни.  И хотя в некоторых из них чувствуется определенная стилизация, суть все равно в том, что я именно это  видел и пережил. Когда я их слушаю, я как бы листаю альбом своих фотографий. «Мой бархатный пиджак» я написал 17-го ноября два года назад. Этот день для меня знаковый (17-го ноября в Чехии произошла «бархатная» революция – прим. переводчика). И мне было очень грустно от происходившего на улицах. Я не видел у людей радости от того, что мы живем в свободном обществе. Этот день был использован совсем в других целях. Образно говоря, надо бы радоваться и размахивать флагами, а не бить ими по головам. Мне было грустно, что люди бьют друг друга флагами по головам. Так родилась песня «Мой бархатный пиджак».
 

В этом году в День провозглашения Чехословацкой республики 28-го октября Вы получили из рук Президента Чехии Милоша Земана государственную награду. Какое она для Вас имеет значение?

     Я принял ее с почтением и радостью. Я был впервые в Граде и смог посмотреть его интерьеры. Они действительно прекрасны. Все награжденные были приглашены туда заранее, и я встретился со многими замечательными людьми – с шестикратным победителем ралли «Париж – Дакар» Карелом Лопрайсом, с трехкратной олимпийской чемпионкой – конькобежкой Мартиной Сабликовой, с актером и певцом Юраем Кукурой, которого давно не видел. Сама церемония вручения наград была приятная и достойная. Я рад, что это событие  в моей жизни.

     Но я по природе человек робкий, поэтому, когда все закончилось, я спросил ребят из охраны, как бы мне потихонечку исчезнуть. Они мне сказали: «Привет Остраве от Карвины! Вон туда беги!» (Карвина – город, расположенный рядом с Остравой – прим. переводчика)

     Ночью, в половине первого, я пришел к Национальному театру. Мне надо было выучить тексты песен для моего нового диска. Я шел в наушниках по Национальному проспекту, по Вацлавской и Староместской площади на Карлов мост и дальше.  Бродил так часа полтора, учил тексты, и вдруг понял, что Прага и вся наша страна – это прекрасный, спокойный и безопасный остров посреди неспокойной Европы. Мы живем на этом острове спокойствия, мира, улыбок и встреч. И мне хочется, чтобы все так и осталось.
 

Над чем Вы сейчас работаете?

     Остравская «Редута» недавно поставила «Севильского цирюльника», к которому я полтора года переводил либретто. В театре имени Иржи Мирона в Остраве 7-го декабря будет премьера мюзикла «Ромео и Джульетта», над которым я работал с Борисом Урбанеком.

     Я также регулярно выступаю в своем клубе «Гелигонка» в Остраве. Радуюсь успеху «Кабаре БО!», который мы там показываем. Я также рад, что альбом «Поруба» успешно продается как у нас, так и в Польше, где он тоже вышел. Вот пока и все. Мне ведь и отдохнуть иногда надо.  



AвтoрЯрослав Шпуляк
источник: 
Novinky.cz


интервью
 

домой